Невесомый трикотаж


Вспомним о преимуществах трикотажа

lacoste-tricot

Дизайнеры практичны и не пренебрегают любыми составами. Наша задача вспомнить о преимуществах любимого трикотажа именно в том сочетании, что подходит больше всего.

Самое модное на пересмотр

Среди модных тканей на первом месте находится, разумеется, хлопок, что достаточно традиционно для лета. Пряжи — от качественных гребенных до грубых аппаратных, от самых объёмных до самых тонких — получают отделку, придающую хлопку мягкость кашемира. Наиболее популярны тончайшие мерсеризованные пряжи из чистого хлопка. Лён, приближаясь к хлопку, отчасти отказывается от привычного имиджа. Он становится сдержанным и изысканным. Характерные для него штрихи утолщений пряж (непропрядов) заметно уменьшаются. Гладкие тонкие полотна, однако, сохраняют льняное туше. Своеобразны смески льна с шелком или кашемиром (где больше кашемира, чем льна). Другие растительные волокна потихоньку пробивают себе дорогу и становятся привычными.

Бамбук предлагается в сочетаниях с вискозой или хлопком. Он мягок и окрашивается так же, как хлопок, что позволяет получать смесовые пряжи ровного цвета. На зимний сезон планируется представить пряжу из бамбука с шерстью. Радуют необычайно привлекательным туше маисовое волокно и соевое, в смеске с шелком. Вискоза по популярности близка к хлопку и льну. Её атласный блеск и текучая пластика обновляют самый классический ассортимент, оттеняя матовость хлопка и неровности льняной пряжи. Эффектно сочетание блестящей вискозы и сверхтонкой мериносовой шерсти.

Контрасты

Матовые и блестящие пряжи широко используются, компенсируя сдержанность переплетений. Важны и эффекты шине или мулине, с помощью которых в плоском полотне можно создать иллюзию легкого рельефа. Чаще всего в пряже сочетаются нити ярких цветов (розового, оранжевого или бирюзового) с белым или несколько оттенков одного тона. А фасонные пряжи? Они точно забывают о своих возможностях, ограничиваясь самыми скромными отклонениями от прямой линии: слегка волнистые, извилистые, с небольшими неровностями, мелкими узелками — вот и всё. Отсюда главные выразительные средства новых сезонов: цвет и блеск.

Приветствуется блеск любой степени и разновидности: шелковистый вискозный или резкий металлический «хромированный», изысканный — под старинное зеркало, с легкими потёртостями, или снова актуальный «мокрый», прозрачный или цветной, яркие радужные блики или нежные переливы перламутровых тонов. Однако он благоразумно распределяется по поверхности полотна. В данном случае мода отступает от своих же требований и соглашается на присутствие в структуре отдельных нитей полиэстра или нейлона. Искрящаяся или мягко мерцающая поверхность придает выразительность пастельным тонам и облагораживает яркие открытые краски. Однако большинство трикотажных полотен — это лёгкие полотна с зернистой фактурой крепа суховаты на ощупь и воздушны, будь они из вискозы или шерсти. Их часто украшает серебристый или «мокрый» блеск поверхности. Похоже, на наших глазах сделан ещё один шаг к материалам будущего.

Ажур вновь в моде

Рисунки в ажурном стиле на этот раз очень простые, скромные и мелкие. Они напоминают бельевой трикотаж и спортивные сетчатые майки, стремясь как большая часть трикотажного ассортимента к надежной, беспроигрышной классике. Зато оформление полотен в новом сезоне далеко ушло от классических решений. На гладких поверхностях есть где разгуляться огромным композициям по мотивам поп — арта, фольклора южных морей или гротескного мира комиксов.

Печатные рисунки на трикотажных полотнах отличаются от набивки на текстиле примерно так же, как настенные фрески от масляной живописи: они масштабнее, свободнее, экспрессивнее, в них меньше внимания уделяется проработке деталей, кисть художника движется быстрее, непосредственно выражая эмоции. Особенно монораппортные композиции, меньше зависящие от технических требований, могут приближаться к монументальным росписям.

Творческий взгляд художников даёт новую жизнь, новые оттенки смысла навязчивым образам вывесок рекламы, Диснейленда, журнальных иллюстраций и прочей шелухи современной цивилизации. Несмотря на её преизбыток, «средь этой пошлости таинственной» продолжается жизнь человеческой души и создаются новые фермы искусства. Обработка эскизов на компьютере порождает такие варианты сочетаний цветов, какие и не снились Энди Уорхолу, мэтру американского поп — арта, работавшему ещё «по старинке», в основной вручную.

Натурализму цветных крупномасштабных фотографий противостоит сюрреализм их негатив — мир, вывернутый наизнанку. Снимки, сделанные под микроскопом и с борта самолета, обнаруживают странное сходство. Типографские знаки приобретают эстетическую ценность и заботливо дорабатываются кистью художника. Это уже не сухие равные строчки с газетного листа. В шрифтовых композициях надписи теряют свой буквальный смысл, превращаясь в изысканные графические узоры.

Смешение стилей

В принципе любое изображение можно переработать в орнамент, даже человеческое лицо и его детали. Глаза и губы «вне контекста», лица — маски, декоративно раскрашенные, кажутся цветами среди таких же ярких и «глазастых» цветов. Европейский вкус не терпит подобных излишеств, разве что на них нацеплена бирка с пояснением: «Экзотика». Так увлечение изобильным и сложным орнаментом неизбежно приводит художников к мотивам дальних стран, природа и культура которых поставляют превосходный материал для рисунков нового направления, и, конечно, эта тематика превосходно отвечает установкам моды летнего сезона на оптимизм, жизненную энергию и здоровые отпускные радости.

К дальним странам и «блаженным островам» путь пролегает через моря. О морских путешествиях напоминают широкие полосы разного ритма и ярких контрастных цветов — так называемые «трансатлантические». Когда-то они были очень популярной отделкой костюмов для путешествий Lacoste (в узком кругу дам, регулярно пересекавших Атлантику в ту или другую сторону). Тогда эти полосы делали преимущественно сине — бело — голубыми, как на матросках; сегодня они очень разнообразны по колориту и ритмическому рисунку. Более того, полосы порой непринуждённо переходят в плавные волны и сворачиваются в концентрические круги. Объединяет эти рисунки в одну тему преимущественно белый фон, примиряющий контрастные яркие цвета. Эффектен вариант с одной, двумя прозрачными полосками среди цветных.

Очевидно, что набивные полотна, предназначенные для кроёных изделий, несут большую декоративную нагрузку и требуют самых простых, универсальных моделей. Они хороши для обновления традиционного ассортимента — маек, джемперов. Напомним, что тенденция к расширению линии плеч сегодня не связана со значительным увеличением объёмов изделий, как в 80-е годы: преобладают облегающие вещи, часто надеваемые одна на другую, в несколько слоёв. Благодаря легкости и тонкости материалов, такой многослойный ансамбль не стесняет движений. Напротив, из гладких простых однотонных полотен, оживлённых легким блеском или скромным ажурным рисунком, создаются достаточно сложные модели.

Благородная классика вечна

Основа кроя 50 — 60-х годов слегка смещена или разбита геометрическими линиями, напоминающими контрастную отделку спортивных костюмов. Это могут быть маленькие жакеты, жилеты, платья, туники: смесь элегантности и непринужденности, женственного «городского» стиля 60-х и комфорта одежды для свободного времени. Сюрреалистический коллаж из разных стилей и эпох остаётся модным приёмом. Расширяющиеся возможности новейших технологий то и дело дают повод к очередному пересмотру классики в современном духе. И, вероятно, такая «перезагрузка» произойдет ещё не раз в обозримом будущем, пока в моде не возникнут действительно революционные идеи сопоставимые по смелости с новыми техническими решениями. Но, видимо, еще не время. для перемен.

© 2018 Lacoste Parfums // Дизайн GWP