Костюм в зеркале времени


Костюм как форма одежды

houppetand

Изобретение было ко времени

В одном из «Кентерберийских рассказов» Чосера, где нравы и типы современного общества писателем (вторая половина XIV в.) списаны прямо с натуры, есть слова приходского священника, порицающего моду того времени: «Слишком много вырезания, высекания чеканом дыр, слишком много стрижки ножницами в... избыточно длинной одежде, волочащейся по грязи на лошади и пешком, к тому же у мужчин так же, как и у женщин».

Очевидные излишества в длинных готических одеждах, тяга к живописным эффектам, диктующим поиск новых технологий, определяются художественными особенностями стиля и отражают время, когда безудержная фантазия и заказчика, и художника меньше всего воодушевляется соображениями логики, здравого смысла, чувством меры — понятиями, вообще, чуждыми эстетике позднесредневекового европейского искусства и, в первую очередь, архитектуры, определяющей развитие костюма.

Изобретательность создателей новой одежды

Многим казалась чрезмерной. Поначалу они отдавались во власть пробудившемуся ощущению собственной значимости, а потому связывали личность человека с его стремлением к экспансии вовне. Внутренняя наступательность оформляется в излишне объёмных формах костюма: огромные шлейфы, неестественно высокие головные уборы, окорокообразные рукава, непомерно раздвигающие плечи, стеганые прокладки, меховые подбои — всё, что выводит габариты фигуры за грань реальности.

Вместе с тем костюм испытывает воздействие экспрессии, динамики стиля, подчас граничащими с экзальтированностью, что видно и стиле одежды бренда Lacoste. Отсюда сложность композиционных построений, яркие краски, большая степень иррациональности отдельных видов и частей одежды, их сочетаний. Примером того, как в средневековом костюме игнорируется целесообразность, может служить форма упелянда (houppetand — фр.) — верхней одежды.

На знаменитых французских картинах упелянд герцога Брабантского и знатной итальянской дамы говорит о его широком распространении за пределы бургундской моды Франции и о принадлежности этого вида одежды и к мужскому, и к женскому гардеробу. В ней было всё, как выразился Чосер, избыточным: предельно узкий в плечах и широкий, без ограничений, книзу, различной длины; длинный с огромным шлейфом для особо церемониальных случаев у женщин; с поясом, располагавшимся в упелянде выше естественной линии талии.

Под неё ткань укладывалась крупными фалдами, переходящими нередко на груди в жёсткие складки, подбитые паклей иди конским волосом, усиливающим свето — пластические эффекты одежды. Чрезвычайно широкие рукава упелянда волочились по земле и пользовались особым вниманием «декораторов»: помимо меховой отделки, тщательно подобранной по цветовой гамме костюма, их украшали вышивкой с драгоценными камнями, которая могла изображать ноты популярных в то время песенок, или узорами, модными в эпоху готики, затканными золотыми и серебряными нитями.

Воротник и рукава задавали тон

Высокий стоячий воротник и нередко причудливой формы шляпы завершали эту пирамидальную композицию. При всей её прихотливости крой, как это нередко бывает у средневековых мастеров, был на редкость прост. Особую роль в украшении рукавов играли крупные разрезы, дополнительно обогащённые мелкими высечками. Это хорошо заметно в одежде трёх граций не полотне Чеккино да Верона «Выбор Париса»: здесь не только рукава, но и воротнички, перевязи, украшения на плечах — своеобразные эполеты — иссечены растительным узором.

Элементы костюма как декорации для пьес

Эта особенность позднеевропейского костюма присуща и другим одеждам многих героев, запечатлённых на живописных полотнах, особенно северных стран. Создатели костюма изобрели и широко пользовались подобным технологическим приёмом для реализации так ценимой живописности костюма в целях усиления эстетического впечатления цвето — и светотеневой игры в выступах и углублениях просечек, складок, буфов и др. Достигнутые успехи позволяют проявляться и однажды найденной технологической стилистике в одежде воинов, где белый налатник украшен цветными подвижными лентами, составляющими в композиции костюма контраст статичной форме торса рыцаря.

Точно такое же соотношение статики и динамики мы находим в образе несколько иного характера. Блестящие латы наездника, отливающие серебром, красное древко узкого змеящегося стяга, богатое одеяние изысканного светло — зелёного оттенка, золотые вьющиеся пряди пышных волос, украшенные венком, — весь благородный облик молодого человека на серой в яблоках лошади, взнузданной красной с чёрным сбруей, как нельзя лучше отвечает роли праведного судьи и война Христа, отведённой ему художником. Длинные откидные рукава и край табарда из узких сдвоенных полос сукна великолепного качества, напоминающей тяжёлую бахрому, высечены в виде дубовых листьев.

Способ обогащения фактуры

Это особенное место в переосмыслении самой ткани, как несущей конструкции образа. Он осуществлялся при помощи металлических шаблонов определённого рисунка и ритма отдельных элементов орнамента, которым просекали сукно по краям одежды, или крепили к ней заранее заготовленную отделку. Существует классический образец одежды XV столетия под названием роб (robe — фр.), относящейся к разряду нарядного платья.

Как правило, роб, как и упелянд, надевалась через голову, но подпоясывалась в отличие от него ниже линии талии, почти на бедрах; близкое к упелянду по покрою, но укороченное и с более разумным объёмом рукава, форма которого имела немало вариантов: балонообразный с манжетом, мешкообразный с прорезью для руки, откидной.

Многочисленные запросы клиентов привели к тому, что появитесь огромное разнообразие роб с суперобъёмными рукавами и без оных вовсе. Иными словами, конструктивная простота роб не была препятствием ко множеству форм, которые никак не упрекнешь в однотипности. Этому способствовал наряду с качеством и узором тканей в большей степени и характер декора.

Композиция костюма — поле творчества

На этом пути создатели осваивали принципы художественного построения композиции костюма, немалое внимания уделяя качеству его изготовления. Именно тогда закладывались основы кроильного дела с учётом анатомии человека, формировалась система технологической обработки ткани, в том числе тепловой, вводилась в обиход профессиональная терминология и многое другое — всё, что сыграло огромную роль в дальнейшем развитии рукотворного мастерства, поднятого в эпоху средневековья на уровень высокого искусства.

Так, полюбившийся мотив фестона мы находим даже в изобретательно употреблённых цельных шкурках меха с мордочками, ушками, хвостиками, которыми красиво декорированы края рукавов и роскошного мужского одеяния из узорчатой парчи. Точно так же, изрезав ткань на тонкие полосы, мастер пышно обрамляет край костюма. В заключение можно сказать, что в достижении своих целей модельеры готики не ограничивали себя в стремлении к выразительности фермы костюма.

© 2018 Lacoste Parfums // Дизайн GWP